9 книг
Самые популярные книги издательства Corpus за 2017 год

Какой будет судьба бумажной книги в мире умных блох и голограмм, живородящего меха и золотых рыбок, после Нового cредневековья и Второй исламской революции? В романе “Манарага” Владимир Сорокин задает неожиданный вектор размышлениям об отношениях человечества с печатным словом. Необычная профессия главного героя — подпольщика, романтика, мастера своего дела — заставляет нас по-новому взглянуть на книгу. Роман Сорокина можно прочесть как эпитафию бумажной литературе — и как гимн ее вечной жизни.

Манарага
Сорокин Владимир Георгиевич
473 Р

В этой книге собраны интервью, которые Петр Авен брал для своего мультимедийного проекта "Время Березовского", посвященного судьбе одной из самых противоречивых и интересных фигур новейшей истории России. Валентин Юмашев и Владимир Познер,  Евгений Швидлер и Станислав Белковский. Ученые, бизнесмены, журналисты и политики поделятся воспоминаниями об одиозном олигархе. Так, Леонид Богуславский расскажет о том времени, когда Березовский был молодым научным работником и подрабатывал частным извозом. Из разговора с Ириной Пожидаевой, личным помощником Березовского в ЛогоВАЗе, можно будет узнать, как зарабатывался начальный капитал. Анатолий Чубайс поведает о первых шагах олигарха на политическом поприще, а Сергей Доренко – о работе ОРТ и медиавойнах 90-х годов. От Александр Волошина мы узнаем о разногласиях героя книги с Владимиром Путиным, а от Юлия Дубова – о его последних днях.

Начиная с первой публикации книги Ч. Дарвина "Происхождение видов путем естественного отбора", среди ученых пошли споры о "недостающем звене" — промежуточной форме между обезьяной и человеком. Эти споры не утихают до сих пор. Дробышевский показывает, что искать "недостающее звено" звено не стоит - потому, что оно уже было найдено, и даже не одно. Прослеживая историю возникновения человека от возникновения первых клеток, автор показывает, по каким законам развивалась жизнь на земле, что влияло на те или иные эволюционные выборы и, в конечном итоге, объясняет, почему мы сами и мир вокруг нас именно такие, как есть. Как зародилась нервная система и зрение, как возник скелет и мозг, как появились уши, ноги и шерсть, как развились легкие и отпал хвост. Что в нас обезьяньего, и что отличает нас от обезьян?

"Намедни. Наша эра. 1931-1940" при помощи уникальных документов, личных свидетельств, дневниковых записей и редких фотографий рассказывает об одном из самых важных, трагических и судьбоносных периодов в истории России: о 30-х годах ХХ века. Ликвидация кулачества и взрыв Храма Христа Спасителя, Вичугский бунт и первые советские легковые автомобили, Днепрогэс и Беломорканал, "Веселые ребята" и "Чапаев", убийство Кирова и Большой террор, "Девушка с веслом" и Первый московский процесс, "Коктейль Молотова" и образование Молдавской ССР, захват Прибалтики и убийство Троцкого, открытие деления ядра урана и начало Второй мировой войны. Ворошилов и Каганович, Мичурин и Павлик Морозов, Циалковский и Надежда Алилуева, Рувзвельт и Челюскин, Дмитрий Шостакович и клоун Карандаш, Гитлер и Ежов, Альберт Шпеер и Вера Мухина. События, люди, явления, без которых нас невозможно представить, еще труднее — понять.

"Сегодня я украла баночку кунжута “Острова специй”", — говорит Лусия Берлин в рассказе "Руководство для домработниц", который дал название всему сборнику, вышедшему в 2015 году и принесшему Берлин всемирную — хотя, к сожалению, посмертную — славу. Главная героиня работает горничной сразу в нескольких домах: у выжившей из ума миссис Джессел, забывающей все на свете, у своих старых друзей Линды и Боба, где она каждый раз бережно протирает зеркальце для кокаина, у Блумов — семейной пары врачей-психиатр, у щепетильной миссис Бёрк… Сквозь легкость и непринужденность рассказа на поверхность выступает настоящее отчаяние: разъезжая на бесконечных автобусах от одного дома к другому, главная героиня мысленно обращается к воспоминаниям о Тере, своем бывшем муже, страдавшего алкогольной зависимостью и умершего совсем недавно, оставив ее одну с четырьмя детьми…  
В этой книге, продолжающей свое триумфальное шествие по миру, собраны самые разные рассказы: о медсестрах и учителях, горьких пьяницах и скромных послушницах, битниках и онкобольных.

В воспоминаниях американского слависта, главы издательства “Ардис” Карла Проффера описаны его встречи с Надеждой Мандельштам, беседы с Еленой Булгаковой, визиты к Лиле Брик. Проффер не успел закончить много из задуманного, и книга о литературных вдовах России была подготовлена и издана его женой Эллендеей Проффер в 1987 году, уже после его смерти, но на русский переведена только сейчас. А заметки об Иосифе Бродском, с которым Карла и Эллендею связывала многолетняя дружба, полностью публикуются впервые.

Ожидание ребенка обычно связано с надеждами и радостными хлопотами. Но если у малыша несовместимый с жизнью диагноз, все иначе. Матери предстоит решить, прервать или доносить такую беременность, — и пройти тяжелый путь, какой бы выбор она ни сделала. Как вести себя женщине, чтобы горе не сломило ее? Как быть ее семье? И что могут сделать для них врачи и общество? В своей автобиографической книге Анна Старобинец с поразительным мужеством рассказывает собственную историю. “Посмотри на него” — это не только честный и открытый разговор на невероятно сложную тему. Это своего рода инструкция по выживанию для тех, кто оказался перед лицом горя, которое кажется невыносимым.

18 августа 1991 года на улицах Москвы появились танки. Начался августовский путч, после провала которого всем станет очевидно – Советский Cоюз трещит по швам и дни его сочтены. Дэвид Ремник к тому моменту уже четыре года работал журналистом The Washington Post в Москве и был в эпицентре всех судьбоносных событий этого драматичного периода. Перестройка, гласность, чернобыльская катастрофа, реабилитация классической русской литературы, раскопки в Катыни, "правый поворот", свободная пресса. Свой рассказ о крушении последней в мире империи Ремник строит на судебных показаниях и личных беседах, на засекреченных документах сталинской эпохи и воспоминаниях участников событий, на интервью и, конечно, собственных наблюдениях. Как иностранный журналист он имел уникальную возможность заходить и в кабинеты самых высокопоставленных лиц государства, и на кухни к диссидентам и правозащитникам.

© 2000–2016, ООО «Гемера-Плюс»
Моя книга | Сеть книжных магазинов в Саратове